Особенности диагностики, клинического течения и лечения пациентов с металлическими включениями в полости рта

: 2008/1/30 | : Современная стоматология

А.А. Тимофеев

Институт стоматологии КМАПО им. П.Л. Шупика

Резюме. На основании клинического обследования 146-ти пациентов установлено, что величины показателей потенциометрии тканей полости рта находятся в прямой зависимости от количества металлических зубных протезов. Доказано, что у обследуемых пациентов с большим количеством металлических включений в полости рта и гальванозом снижается уровень местной и общей неспецифической резистентности организма. Для иммунокоррекции использован трофосан, показана его эффективность.

Summary. On the basis of clinical inspection 146 patients it is set, that the sizes of indexes of potenciometry of tissues of mouth cavity are found in direct dependence on the number of metallic dentures. It is proved, that at the inspected patients with the large number of metallic inclusions the level of local and general unspecific of organism goes down in the mouth cavity and galvanoz. Trofosan is used for immunokorrection, his efficiency is shown.

Несъемные металлические протезы находят широкое применение в стоматологии для замещения дефектов отдельных зубов и зубных рядов. Эти протезы выполняют не только функциональную, но и эстетическую роль. Для изготовления несъемных зубных протезов наиболее часто применяют группы неблагородных металлов и их сплавы. Разнородные металлы, находясь в полости рта человека, при контакте с электролитом (слюной) отдают положительно заряженные ионы в раствор. Вследствие этого на металлическом протезе, окруженном слюной, возникает электрический заряд, а между разнородными металлами – разность электрогальванических потенциалов, т. е. образуется гальванический элемент [1, 2, 3, 4, 5].

В результате коррозии находящиеся во рту металлические зубные протезы теряют свои основные свойства – снижаются прочность, пластичность и другие качества. В полости рта появляются оксиды металлов, которые неблагоприятно воздействуют на слизистую оболочку и организм пациента. Возникающие при этом в полости рта токи приводят к развитию заболеваний, которые нередко в стоматологической литературе обозначаются одним универсальным термином «непереносимость металлических включений в полости рта» (гальваноз).

Поэтому проблема профилактики патологических изменений в околочелюстных мягких тканях и в организме пациента в целом при использовании металлических несъемных конструкций зубных протезов остается все еще недостаточно решенной и требует дальнейшего изучения.

Цель исследования – изучить особенности диагностики, клинического течения и лечения пациентов с наличием несъемных металлических конструкций зубных протезов.


МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Обследовано 146 пациентов с металлическими включениями в полости рта. Контрольную группу составили 27 практически здоровых людей (без сопутствующих заболеваний) такого же возраста, но без металлических включений (амальгамовых пломб и металлических зубных протезов) с санированной полостью рта.

В зависимости от количества металлических включений в ротовой полости и наличия у пациентов клинической симптоматики непереносимости сплавов металлов все обследуемые были разделены на следующие группы:

І группа – 44 пациента с наличием в полости рта до 4-х (включительно) ортопедических единиц металлических включений;

ІІ группа – 57 пациентов с наличием в полости рта металлических включений от 5 до 10-ти и более ортопедических единиц (два и более металлических зубных протезов);

III группа – 45 пациентов с наличием нескольких металлических коронок или нескольких зубных протезов из разнородных металлов и клиническими симптомами непереносимости сплавов металлов.

К лицам с металлическими включениями мы относили пациентов с коронками, консольными и мостовидными зубными протезами, которые были изготовлены из нержавеющей стали, хромокобальтовых, хромоникелевых и других сплавов металлов, а также зубными протезами с металлозащитным покрытием (МЗП) из нитрида титана.

Всем пациентам проводилось общеклиническое обследование, которое включало осмотр, пальпацию, перкуссию зубов, рентгенографию, общий анализ крови и другие методы. Для определения рН ротовой жидкости был применен стандартный рН-метр. Для проведения потенциометрических методов обследования нами был использован автоматический цифровой потенциометр Pitterling Electronic (производство Германии). Изучено состояние местных и общих факторов неспецифической резистентности организма пациентов.

Для определения частоты достоверности встречаемости клинической симптоматики (общие и местные жалобы) в обследуемых группах наблюдения мы обработали их математическим способом.

Все полученные в ходе исследования цифровые данные обработаны математическим методом с вычислением критерия Стьюдента. Показатели считали достоверными при р < 0,05.


РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Для изучения частоты встречаемости клинической симптоматики у обследуемых с небольшим (до 4-х включительно) и большим (пять и более ортопедических единиц) количеством металлических включений, а также у лиц с симптомами непереносимости сплавов металлов мы разделили все признаки на общие и местные, выявляемые сопутствующие заболевания и результаты визуального осмотра зубных протезов. Установлено, что общая клиническая симптоматика (быстрая утомляемость, нарушение сна, появление тошноты и рвоты) достоверно чаще встречались у лиц с большим количеством металлических включений в ротовой полости и у пациентов с клинической симптоматикой непереносимости сплавов металлов. Следовательно, ранее перечисленные общие клинические симптомы достоверно реже встречались у лиц с небольшим количеством металлических включений в полости рта.

Такие местные клинические симптомы, как гингивит, парестезия, ощущение жжения языка или губы, кровоточивость десен, изменение слюноотделения (снижение или повышение) и глоссодиния, достоверно реже встречались во всех группах наблюдения, кроме пациентов с гальванозом, т. е. у обследуемых с клиническими признаками непереносимости сплавов металлов достоверно чаще встречались ранее перечисленные местные симптомы. Однако следует отметить, что данные местные признаки не являются патогномоничными, т. е. единственными и характерными только для III группы наблюдения, т. к. они встречались также и у пациентов с большим количеством металлических включений. Такие клинические симптомы, как изменения вкусовых ощущений (кисловато-солоноватый или металлический привкус), наличие вязкой и тягучей слюны, а также лейкоплакии (плоские формы), достоверно чаще были обнаружены у обследуемых с гальванозом, а в других группах наблюдения эти симптомы не встречались.

В результате проведенных обследований рН ротовой жидкости получены следующие результаты: І группа – 7,1±0,3 ед. (с колебаниями от 6,0 до 8,3); ІІ группа – 7,0±0,4 ед. (с колебаниями от 5,9 до 7,9); III группа – 6,9±0,5 ед. (с колебаниями от 6,0 до 8,3). В контрольной группе (здоровые люди) показатель рН ротовой жидкости составил 7,2±0,2 ед. На основании полученных данных можно утверждать, что изменение величины рН ротовой жидкости в группах не имеет достоверных различий как по сравнению со здоровыми людьми, так и между обследуемыми группами наблюдений.

У пациентов I группы наблюдения разность потенциалов составила 65,6±4,0 мВ (в норме – 32,6±2,9 мВ), т. е. в два раза превышала соответствующий показатель у здоровых людей. Однако следует отметить, что в норме разность потенциалов в пределах от 40 до 50 мВ выявлена у 25,9 % и от 50 до 60 мВ – у 25,9 % обследуемых здоровых людей. Поэтому полученные цифровые данные потенциометрических показателей у пациентов I группы (наличие до четырех ортопедических единиц металлических включений в ротовой полости), несмотря на их достоверное отклонение от нормы, нельзя признать таковыми, т. к. примерно в 50 % случаев данный показатель был одинаковым как в первой, так и в контрольной группах наблюдения (нижние величины разности потенциалов у пациентов I группы соответствовали верхним величинам этого показателя у здоровых лиц контрольной группы).

У пациентов ІІ группы наблюдения (пять и более ортопедических единиц металлических включений в полости рта) разность потенциалов достоверно (р < 0,001) повышалась до 121,4±6,7 мВ, т. е. в 3,7 раза была выше в контрольной группе (норма). У пациентов III группы наблюдения (обследуемые с клиническими симптомами непереносимости сплавов металлов) величина разности потенциалов составила 252,2±11,7 мВ, т. е. превышала норму в 7,5 раза. При проведении сравнения величин разности потенциалов в обследуемых группах мы установили, что у пациентов с большим количеством металлических включений (ІІ и ІІІ группы) данный показатель был достоверно (р < 0,001) выше по сравнению с лицами, которые имели небольшое (до четырех включительно) количество металлических включений (I группа). У пациентов с гальванозом величины разности потенциалов были достоверно (р < 0,001) выше по сравнению со всеми обследуемыми группами наблюдения.

У пациентов I группы наблюдения величина силы тока составила 5,7±0,4 мкА (в норме – 2,9±0,2 мкА), т. е. почти в два раза сила тока в I группе превышала таковой показатель в норме (у здоровых лиц). Однако следует отметить, что в норме сила тока также не имела одинаковых показателей: у здоровых людей сила тока в пределах от 5 до 6 мкА выявлена в 7,4 % случаев, а от 4 до 5 мкА – в 18,5 % случаев у обследуемых лиц контрольной группы. Поэтому полученные цифровые данные величин силы тока у пациентов I группы, несмотря на их достоверное отклонение от нормы, нельзя признать таковыми, т. к. в 25,9 % случаев этот показатель достигал такой же величины у здоровых лиц. Можно считать, что величины силы тока, полученные при обследовании пациентов I группы наблюдения, находились на верхних цифрах нормы, т. е. соответствовали самым высоким величинам силы тока у здоровых людей.

У пациентов IІ группы наблюдения сила тока достоверно (р < 0,001) была повышена до 17,3±1,0 мкА, т. е. в шесть раз выше, чем у здоровых людей. У пациентов III группы наблюдения сила тока (достоверно р < 0,001) увеличивалась до 28,9±1,4 мкА (рис. 7.4), т. е. превышала норму в 9,5 раза. При проведении сравнения величин силы тока установлено, что у обследуемых с клиническими симптомами непереносимости сплавов металлов данный показатель был достоверно (р < 0,001) выше по сравнению с I и II группами наблюдения.

У пациентов I группы наблюдения (наличие до четырех ортопедических единиц металлических включений в ротовой полости) электрическая проводимость ротовой жидкости составила 6,5±0,3 мкСм (р < 0,001). У здоровых лиц показатель электрической проводимости ротовой жидкости был 2,7±0,2 мкСм. Обращено внимание на то, что электрическую проводимость ротовой жидкости в 4–5 мкСм у здоровых лиц выявили в 25,9 % случаев у обследуемых контрольной группы. У пациентов II группы наблюдения (пять и более ортопедических единиц металлических включений) электрическая проводимость ротовой жидкости увеличивалась до 18,8±1,0 мкСм (р < 0,001), т. е. в семь раз была больше, чем у здоровых лиц. У пациентов III группы наблюдения (обследуемые с клиническими симптомами непереносимости сплавов металлов) электрическая проводимость ротовой жидкости составила 24,1±1,2 мкСм (р < 0,001), т. е. превышала этот показатель у здоровых людей более чем в 8,5 раза. У пациентов с гальванозом (III группа) величина электрической проводимости ротовой жидкости была достоверно (р < 0,001) выше по сравнению со всеми другими обследуемыми группами наблюдения.

Анализируя изменения потенциометрических показателей у пациентов в обследуемых группах, следует отметить, что самые высокие показатели, встречающиеся у пациентов первой группы наблюдения, мы обнаружили у лиц, имеющих наибольшее количество металлических включений (четыре) в полости рта, а также при наличии протезов, изготовленных из хромокобальтового и хромоникелевого сплавов или с нитридтитановым покрытием, изготовленных штамповано-паяным способом.

Изучая потенциометрические показатели у обследуемых II группы и уточняя, при каких видах и конструкциях металлических протезов наиболее часто встречаются их самые высокие величины, мы пришли к заключению, что такие потенциометрические показатели наблюдались у пациентов с наибольшим количеством металлических включений в ротовой полости (8–10 и более), изготовленных из хромокобальтового (хромоникелевого) сплава и с нитридтитановым покрытием, а также у больных со штамповано-паяными зубными протезами.

Проведя анализ изменений показателей потенциометрии у пациентов III группы наблюдения, мы отметили, что наиболее высокие потенциометрические показатели были выявлены у больных с зубными протезами с металлозащитным покрытием, а также при комбинациях зубных протезов из нержавеющей стали с хромокобальтовыми (хромоникелевыми) протезами или с металлозащитным покрытием. Наибольшие величины показателей потенциометрии металлических включений, находящихся в полости рта, т. е. их наиболее высокие показатели, были нами обнаружены при комбинациях металлов зубных протезов или же при большом количестве однотипных по металлу конструкций (из нержавеющей стали, особенно с нитридтитановым покрытием, хромокобальтовых или хромоникелевых), а также при нарушениях целостности несъемного протеза или металлозащитного покрытия (появление «лысых» участков). Установлено, что наибольшее количество клинических симптомов непереносимости сплавов металлов мы наблюдали при высоких потенциометрических показателях. Выраженность и численность клинических симптомов гальваноза всегда коррелировали, т. е. находились в прямой зависимости от величины показателей потенциометрии.

В результате проведенных исследований местной неспецифической резистентности было установлено, что у пациентов І группы наблюдения (наличие в полости рта до четырех включительно металлических единиц) число нейтрофилов, эмигрировавших через слизистую оболочку щеки, недостоверно (р > 0,05) увеличивалось до 20,2±3,7 шт., что также отмечено и со снижением активности в этих нейтрофилах катионных белков – 0,72±0,04 усл. ед. (р > 0,05), т. е. местная резистентность сохранялась на уровне показателей здоровых людей. У обследуемых ІІ группы (наличие в полости рта пяти и более ортопедических единиц металлических включений) число нейтрофилов, эмигрировавших через слизистую оболочку щеки, достоверно (р < 0,02) увеличивалось до 28,0±4,5 шт., а активность в них катионных белков достоверно (р < 0,01) снижалась до 0,55±0,04 усл. ед. Состояние местной неспецифической резистентности у пациентов III группы наблюдения (с клиническими симптомами непереносимости сплавов металлов) достоверно (р < 0,001) изменялось: увеличивалось число нейтрофилов, эмигрировавших через слизистую оболочку щеки, до 46,2±3,7 шт. и снижалась активность катионных белков в них до 0,42±0,03 усл. ед.

Таким образом, нами было выявлено, что только у пациентов с небольшим количеством металлических включений в полости рта (І группа) местная неспецифическая резистентность сохранялась в норме, т. е. достоверно не отличалась от группы здоровых лиц. У обследуемых II и III групп наблюдалось достоверное снижение всех показателей местной неспецифической резистентности. Особенно низкие показатели были выявлены у пациентов с клиническими симптомами непереносимости сплавов металлов, которые достоверно (р < 0,001) были выше по числу нейтрофилов, эмигрировавших через слизистую оболочку щеки, и ниже – по содержанию в них катионных белков в сравнении со ІІ группой наблюдения. Наиболее низкие показатели катионных белков и наибольшее число эмигрировавших нейтрофилов выявлены у пациентов с большим количеством хромокобальтовых (хромоникелевых) зубных протезов, при наличии дефектов металлозащитного покрытия (появление «лысых» участков), при комбинациях разнородных по металлу несъемных протезов, а также при наличии клинических симптомов непереносимости сплавов металлов (гальванозе).

Изучены показатели общей неспецифической резистентности организма в обследуемых группах наблюдения по количеству активированных нейтрофилов (нестимулированных и стимулированных) периферической крови, среднему цитохимическому показателю активности в них катионных белков и резерву активации данных нейтрофилов.

В I группе наблюдения отмечалось достоверное (р < 0,01) уменьшение числа активированных (нестимулированных) нейтрофильных лейкоцитов периферической крови до 23,6±0,6 усл. ед. Число же активированных нестимулированных нейтрофилов изменялось недостоверно (р > 0,05) и было равно 40,9±0,4 усл. ед. Средний цитохимический показатель катионных белков периферической крови обследуемых первой группы достоверно не изменялся (р > 0,05) по сравнению с контрольной группой наблюдения и был равен 0,30±0,01 усл. ед. Изучение резерва активации периферической крови показывает на недостоверное (р > 0,05) его уменьшение до 36,9±0,6 усл. ед. по сравнению со здоровыми людьми.

На основании проведенного обследования общей неспецифической резистентности организма у пациентов II группы наблюдения установлено, что число активированных нестимулированных и стимулированных нейтрофилов достоверно (р < 0,001) снижалось соответственно до 21,3±0,5 усл. ед. (норма – 26,4±0,6 усл. ед.) и 34,5±0,5 усл. ед. (в норме – 41,5±0,8 усл. ед.). Средний цитохимический показатель активности катионных белков нейтрофилов достоверно уменьшался (р < 0,01) до 0,27±0,01 усл. ед. (в норме – 0,31±0,01 усл. ед.). Резерв активации достоверно (р < 0,001) снижался до 29,4±0,6 усл. ед. (в норме 37,9±0,9 усл. ед.).

У обследуемых III группы наблюдения (пациенты с гальванозом) установлено, что число активированных нестимулированных и стимулированных нейтрофильных лейкоцитов достоверно (р < 0,001) снижалось соответственно до 19,1±0,5 усл. ед. (в норме – 26,4±0,6 усл. ед.) и 30,4±0,6 усл. ед. (в норме – 41,5±0,8 усл. ед.). Средний цитохимический показатель активности катионных белков нейтрофилов достоверно (р < 0,01) снижался до 0,27±0,01 усл. ед. (в норме – 0,31±0,01 усл. ед.). Отмечено достоверное (р < 0,001) снижение резерва активации до 28,6±0,7 усл. ед. (в норме – 37,9±0,9 усл. ед.).

Таким образом, выявлено, что даже в I группе (содержание во рту до четырех включительно ортопедических единиц металлических включений) наблюдалось снижение показателя общей неспецифической резистентности, но только у одного из всех изученных уменьшилось число активированных нестимулированных нейтрофилов периферической крови. Установлено достоверное снижение всех изучаемых показателей общей неспецифической резистентности организма у пациентов I, II и III групп наблюдения. Следует отметить, что очень низкие показатели общей неспецифической резистентности организма обнаружены у пациентов с наличием большого количества металлических включений во рту – 8–10 ортопедических единиц и более (II и III группы), а также у пациентов с гальванозом (III группа) при штамповано-паяных металлических конструкциях, а также у обследуемых с зубными протезами, которые были изготовлены из хромокобальтового (хромоникелевого) сплава или с нитридтитановым покрытием (особенно выражены были эти изменения у обследуемых с дефектами металлических конструкций или металлозащитного покрытия). Выявлены наиболее низкие показатели местной и общей неспецифической резистентности организма у пациентов с комбинацией металлов зубных протезов (сочетание хромокобальтовых и хромоникелевых протезов между собой и с металлическими включениями с покрытием из нитрида титана), а также с дефектами металлических частей зубных протезов и при наличии дефектов металлозащитного покрытия («лысых» участков). Отмечены также очень низкие показатели местной и общей неспецифической резистентности организма у обследуемых с выраженной клинической симптоматикой непереносимости сплавов металлов, особенно при сочетании парестезии и ощущения жжения языка или губы, изменения вкусовых ощущений и наличия лейкоплакии с воспалительными изменениями слизистой оболочки альвеолярного отростка.

Установлено, что выраженность клинической симптоматики непереносимости сплавов металлов (гальваноза) зависит не только от количества разнородных металлических включений, находящихся в ротовой полости, но также и от состояния неспецифической резистентности организма (находится в прямой зависимости). Выраженная клиническая симптоматика гальваноза всегда сопровождалась резким снижением местной и общей неспецифической резистентности организма больного.

В связи с тем что у обследуемых III группы наблюдения (с гальванозом) мы выявили значительные изменения потенциометрических показателей, нами были проведены измерения этих же показателей у 21-го пациента с клинической симптоматикой непереносимости сплавов металлов в динамике их лечения. Пациентам с гальванозом проводили лечение путем удаления (снятия) разнородных металлических протезов. После снятия металлических зубных протезов, которые явились причиной развития гальваноза, в ближайшие сутки наблюдалась полная нормализация величин разности потенциалов и силы тока. Мы обратили внимание на то, что электрическая проводимость ротовой жидкости оставалась на достоверно высоком уровне даже через 1–2 недели после снятия металлических протезов, а ее нормализация была отмечена только спустя один месяц после их снятия. Обращало на себя внимание и то, что нормализация показателя электрической проводимости ротовой жидкости находилась в прямой зависимости не только от величины разности потенциалов и силы тока, но и от выраженности клинической симптоматики непереносимости. Исчезновение клинических симптомов непереносимости (изменение вкусовых ощущений, парестезии, глоссодинии и т. д.) происходило лишь после нормализации показателей электрической проводимости ротовой жидкости. Это позволило нам рекомендовать потенциометрический тест как диагностический критерий эффективности проводимого лечения непереносимости сплавов металлов зубных протезов.

Зная, что у обследуемых с клиническими симптомами непереносимости сплавов металлов, а также у пациентов ІІ группы наблюдения, т. е. с большим количеством (более пяти) металлических включений в ротовой полости выявлено достоверное снижение показателей местной и общей неспецифической резистентности организма, мы эти изменения попытались устранить путем назначения таким пациентам препарата под названием «Трофосан-4», который является биологической добавкой, изготовленной на натуральной основе. Данный препарат мы назначали 27-и обследуемым (17 пациентов с гальванозом и 10 – с большим количеством металлических включений в ротовой полости). Трофосан-4 назначался, согласно инструкции, по 1 чайной ложке 3 раза в день за 30 минут до еды в течение 14-ти дней (2-х недель). Препарат назначали пациентам с клиническими симптомами непереносимости только после снятия разнородных по металлу зубных протезов. Пациентам без симптомов гальваноза зубные протезы не снимали.

У 27-и обследуемых с иммунокоррегирующей терапией трофосаном-4 изменения общей неспецифической резистентности организма изучали путем определения показателей периферической крови. Установлено, что после лечения трофосаном число активированных нестимулированных нейтрофилов (ЧАН) достоверно увеличилось с 18,3±0,6 усл. ед. (р < 0,001) до 26,9±0,3 усл. ед. (р > 0,05), ЧАН стимулированных – с 29,4±0,7 усл. ед. (р < 0,001) до 41,7±0,4 усл. ед. (р > 0,05), а резерва активации – с 28,0±0,5 усл. ед. (р < 0,001) до 38,5±0,2 усл. ед. (р > 0,05). Активность катионных белков нейтрофилов периферической крови повышалась с 0,27±0,01 усл. ед. (р < 0,01) до 0,31±0,01 (р > 0,05). Таким образом, нами была отмечена нормализация местной и общей неспецифической резистентности организма после проведения курса иммунокоррегирующей терапии трофосаном-4.


ВЫВОДЫ

Наличие в полости рта металлических включений в виде несъемных зубных протезов не всегда безразлично для организма пациента. У обследуемых с наличием в полости рта пяти и более ортопедических единиц металлических включений отмечается достоверное увеличение по сравнению со здоровыми людьми потенциометрических показателей (разности потенциалов в четыре раза, силы тока – в шесть раз, электрической проводимости ротовой жидкости – в семь раз), снижение местных и общих факторов неспецифической резистентности организма. Наиболее высокие потенциометрические показатели и наиболее низкий уровень местной и общей неспецифической резистентности организма выявлены у обследуемых со штамповано-паяными металлическими конструкциями, а также у пациентов с хромокобальтовыми (хромоникелевыми) металлическими включениями или у лиц с металлозащитным покрытием нитридом титана.

Установлено, что достоверно низкие показатели местных и общих факторов неспецифической резистентности организма у пациентов с гальванозом и большим количеством металлических включений сохранялись в течение 4–6-ти месяцев после снятия разнородных металлических включений, т. е. выявлен временный иммунодефицит. Лечение клинических проявлений у пациентов с симптомами непереносимости сплавов металлов заключается не только в снятии металлических зубных протезов, явившихся причиной развития гальваноза (электросанации полости рта), но и в проведении иммунокоррегирующей терапии путем применения биологически активной добавки «Трофосан-4» для устранения временного иммунодефицита.


ЛИТЕРАТУРА

1. Неспрядько В.П., Волинець В.М. Особливості перебігу симптомокомплексу невиносності сплавів металів за даними клініко-лабораторних досліджень // Вісник стоматології. – 1997. – № 2. – С. 220–224.

2. Неспрядько В.П., Волынец В.Н. Ортопедическая стоматологическая помощь при непереносимости к сплавам металлов // Медицинские вести. – 1997.– № 2. – С. 32–34.

3. Онищенко В.С. Непереносність сплавів металів зубних протезів (клініко-лабораторні дослідження): Автореф. дис. … д-ра наук: 14.00.21. – Київ. – 1995. – 43 с.

4. Скоков А.Д. Сплавы в ортопедической стоматологии. Новое в стоматологии. – 1998. – № 1. – С. 28–44.

5. Флис П.С. Рациональные методы протезирования цельнолитыми протезами. (Клинико-лабораторные исследования): Автореф. дис. … д-ра мед. наук: 14.00.21. – Киев. – 1991. – 30 с.


Ключевые слова: хирургическая стоматология, металлические зубные протезы, разность потенциалов, сила тока, электрическая проводимость ротовой жидкости, неспецифическая резистентность организма, трофосан.


FEATURE OF DIAGNOSTICS, CLINICAL FLOW AND MEDICAL TREATMENT OF PATIENTS WITH METALLIC INCLUSIONS IN MOUTH CAVITY

О. Timofyeyev

Key words: metallic dentures, difference of potentials, strength of current, electric conductivity of mouth liquid, unspecific resistance of organism, trofosan.



Современная стоматология


:
.

:
http://old.medexpert.org.ua/modules/myarticles/article_storyid_88.html

:


.
.